на главную контакты карта сайта

Уроки литературы в 11 классе. Книга для учителя  

так говорит о себе и павший воин, и современный человек, много испытавший и предчувствующий бесчисленные трагедии.

   Эта смысловая и философская емкость символов и ассоциаций кажется бездонной глубиной, когда, вчитываясь, обнаруживаешь в поэтической строке новые и новые смыслы. Цитированная строка «Я рыщу на белом коне┘» несет смысл победного движения (белый конь — конь победителя) и тут же — «Встречаются вольные тучи Во мглистой ночной вышине». Тут уже картина летящего в поднебесье всадника, как Георгия Победоносца, как воплощенной души погибшего воинства, привязанной к родной земле вечной любовью, и души поэта. «Светлые мысли В растерзанном сердце моем» не исчезли, они растворены в воздухе родины, и к душам предков взывает современный человек:

                              Явись, мое дивное диво!
                              Быть светлым меня научи!

   Поэт говорит своим современникам: прошлое не ушло, оно с нами, оно учит┘

    Пятое стихотворение цикла «Опять над полем Куликовым┘» возвращает читателя из мглы веков к современности. Знаменательно, что ему предпослан эпиграф из Вл. Соловьева.

   В первой строфе А. Блок перефразирует Соловьева так, что поле Куликово осмысливается как метафора России. По той же грозной тишине, как перед битвой, по той же разлившейся мгле лирический герой узнает наступление таких же судьбоносных дней:

        Но узнаю тебя, начало                   Над вражьим станом, как бывало,
        Высоких и мятежных дней!                И плеск и трубы лебедей.
                              Не может сердце жить покоем,
                              Недаром тучи собрались.
                              Доспех тяжел, как перед боем.
                              Теперь твой час настал. — Молись!

   Последняя строка звучит страстным и грозным предостережением.

   Задание: прочитать стихи. С. учебника 166—170.

   Четвертый урок. «Россия, нищая Россия┘»

                                                                             Доколе матери
                                                                             тужить?
                                                                             Доколе коршуну
                                                                             кружить?
                                                                                           А. Блок

    К 1908 году относится и стихотворение «Россия», во многом программное — и в смысле темы, и в плане поэтики символизма. Читая его, мы отчетливо видим перекличку со стихотворением «Русь», только здесь стилизация под народную песню и сказку уступила другим символам, наполненным реалистическим содержанием. Образ дороги со всеми ее приметами проходит через все произведение. Он возникает в первой строфе:


        Опять, как в годы золотые,               И вязнут спицы росписные
        Три стертых треплются шлеи,              В расхлябанные колеи┘

   Эти емкие художественные детали: «три стертых┘ шлеи», «спицы росписные», «расхлябанные колеи» — опора для воображения читателя, дорисовывающего общую картину. Образ мчащейся тройки возникает перед мысленным взором. И на него ложатся пронзительные по силе чувства признания в любви к России:

        Россия, нищая Россия,             Твои мне песни ветровые —
        Мне избы серые твои,              Как слезы первые любви!

   «И крест свой бережно несу» — крест любви, веры, преданности и самопожертвования художника во имя спасения родины. (Ассоциация с подвигом Христа. Было общеупотребительным выражение «нести свой крест», т. е. быть верным долгу).

   Как предчувствие трагической судьбы России, предугаданной гением, звучат и сегодня потрясающе пророческие строки стихотворения:

        Какому хочешь чародею             Пускай заманит и обманет, —
        Отдай разбойную красу!            Не пропадешь, не сгинешь ты,
                                          И лишь забота затуманит
                                          Твои прекрасные черты┘

    Многие реалии XX века ассоциируются с чародеем, заманившим и обманувшим Россию┘ Страна в воображении поэта связана уже не с темными силами, запечатленными в народных сказках и поверьях, а с образом женщины-труженицы:

        А ты все та же — лес, да поле,       Когда блеснет вдали дорожной
        Да плат узорный до бровей┘           Мгновенный взор из-под платка,

и слиянной с женским обликом песней с ее «тоской острожной».

    Тема судьбы России и русской женщины с поразительной силой воплощена в стихотворении «На железной дороге» (1910), навеянном, по признанию поэта, эпизодом из романа Л. Толстого «Воскресение», когда Катюша Маслова видит в окне вагона своего героя Нехлюдова. У некоторых читателей поэтическая картина, исполненная трагизма, вызывает ассоциацию с судьбой Анны Карениной. Как метафора России осознается строфа, в которой четко обозначено социальное неравенство, выразившееся и в типе поведения людей, принадлежащих к «верхам» и «низам»:

        Вагоны шли привычной линией,               Молчали желтые и синие,
        Подрагивали и скрипели;                    В зеленых плакали и пели.

   Боль о погибшей молодой жизни диктует лирическому герою желание оградить память о ней от пересудов. Ясно, что ее убила жизнь:

        Не подходите к ней с вопросами,        Любовью, грязью иль колесами
        Вам все равно, а ей — довольно:        Она раздавлена — все больно.

   И философская мудрость, и пророческий дар поэта, и его живое сердце становятся все более слышны школьникам по мере углубления в образный строй стихов и в ценностную систему художника. В этом плане большое впечатление на старшеклассников производят стихи, воплотившие философскую проблематику. Читаем                           эти     стихи   почти без комментариев, выделяя только афористические строки.

  Народ и поэт (пролог к поэме «Возмездие»), 1911.
  Два века (вступление к 1-й гл. той же поэмы).
  «Земное сердце стынет вновь┘», 1911—1914.
  «Ночь, улица, фонарь, аптека┘», 1912.
  «О, я хочу безумно жить┘», 1914.
  «Я — Гамлет. Холодеет кровь┘», 1914.
  «Рожденные в года глухие┘», 1914.

   Задание: прочитать стихи. Одно стихотворение о России наизусть. (С. учебника 170—172).

   Пятый урок. «Как память об иной отчизне, —               Ваш образ, дорогой навек┘»

                                   Тема любви в поэзии А. Блока.

                                                                             Из вихря музыки и
                                                                             света —
                                                                             Взор, полный долгого
                                                                             привета,
                                                                             И тайна верности┘ твоей.
                                                                                              А. Блок

    Переходя к теме любви, можно сказать ребятам, что философичность, как черта таланта, накладывает отпечаток на способ реализации у поэта любой темы. Личные переживания, воплощенные в стихах, приобретают общечеловеческий характер и становятся школой чувств. В начале творческого пути любимая ассоциировалась с Прекрасной Дамой, служение которой поэт выбрал как свой жизненный удел, молился ей, как святыне. Вечная Женственность, Вечная Жена, Красота Истины и Добра — все воплотилось в Любимой. По многим стихам 1902—1908 годов можно проследить эволюцию этой темы, развитие ассоциативных связей с другими темами и всем многообразием жизненных наблюдений, отразившихся в поэзии А. Блока. Грустное стихотворение «О доблестях, о подвигах, о славе┘» (1908) напоминает чем-то пушкинское «Я помню чудное мгновенье┘», только его лейтмотив — погибшая любовь,
расставание, невозвратность и невосполнимость жизненной утраты:

         О доблестях, о подвигах, о славе              Но час настал, и ты ушла из дому.
         Я забывал на горестной земле,                 Я бросил в ночь заветное кольцо.
         Когда твое лицо в простой оправе              Ты отдала свою судьбу другому,
         Передо мной сияло на столе.                   И я забыл прекрасное лицо.

   Трагична судьба человека, утратившего счастье любви. Состояние влюбленности и взаимной любви вспоминается как высшая гармония, как счастье, потерянное навсегда. И нет «на горестной земле» места для мечтаний. В сердце лирического героя нежность и любовь, беспокойство о судьбе любимой, уважение к женской гордости (гордыне?) остались, но все погибло. Воспоминание могло вернуть, но не вернуло солнца любви:

                                  И вспомнил я тебя пред аналоем,
                                  И звал тебя, как молодость свою┘
                                  Я слезы лил, но ты не снизошла.
                                  Ты в синий плащ печально завернулась,
                                  В сырую ночь ты из дому ушла.


   Символический синий цвет, «сырая ночь» воспринимаются и осмысливаются как  измена, беспросветность, горестное одиночество:

                           Я крепко сплю, мне снится плащ твой синий,
                           В котором ты в сырую ночь ушла.

   Лирический герой смиряется с потерей счастья, былого вернуть нельзя, поэтому

                           Твое лицо в его простой оправе
                           Своей рукой убрал я со стола.

   Цикл «Кармен» (1914), посвященный певице Любови Александровне Андреевой-Дельмас, исполнительнице заглавной роли в опере Ж. Бизе «Кармен», — замечательная поэма о любви. Цикл составлен из десяти стихотворений, в которых с огромной художнической проницательностью переданы впечатления от сценического воплощения образа Кармен, запечатлены раздумья и проницательные догадки о женщине и женском характере, о гибельной силе страсти. Вместе с тем высокая поэзия духовности, внутренней свободы, так характерная для Кармен, обрела в стихах А. Блока гениальное выражение. Великолепие их не будет в полной мере понято и оценено, если ребята совсем незнакомы с сюжетом новеллы П. Мериме и музыкой Ж. Бизе. Желательно задолго до изучения этого раздела программы найти возможность познакомить учащихся с сюжетом и музыкой, разными исполнительницами этой оперной партии. Зрительный
образ помогут составить портреты испанок у Михаила Врубеля. Можно также сообщить ребятам, что балетная интерпретация образа Кармен сложилась во многом под влиянием блоковского цикла.

  Чтение стихотворений о Кармен производит неизменно сильное впечатление на юношей и девушек, это стимулирует и углубляет их интерес к А. Блоку и поэзии вообще.
   Поэма «Соловьиный сад» (1915) по проблематике близко стоит к циклу «Кармен» и поможет правильному восприятию и истолкованию поэмы «Двенадцать».

   Шестой урок. Поэма «Соловьиный сад» (1915).

                                                                      Но ты, художник, твердо
                                                                      веруй
                                                                      В начала и концы. Ты
                                                                      знай,
                                                                      Где стерегут нас ад и рай.
                                                                      Тебе дано бесстрастной
                                                                      мерой
                                                                      Измерить все, что видишь
                                                                      ты.
                                                                  А. Блок. «Народ и поэт», 1911.
                                                                     Пролог поэмы «Возмездие»

   О подвижническом служении Александра Блока искусству и России ребята уже получили представление из стихов, изученных ранее. Понимание любви как высшего идеала, как выражения духовности и как могучей стихии страстей, почерпнутое и пережитое    над поэтическими    откровениями     А. Блока,    делает    доступными для старшеклассников сложную проблематику поэмы «Соловьиный сад», ее систему ассоциативно-символических образов. Значение этого произведения велико и для понимания творческого пути поэта: он решал в нем для себя и своих современников сложнейшие нравственные и философские проблемы Долга и Верности ему, Любви и права на Счастье. В этой поэме, как в фокусе, сосредоточены многие мучительные вопросы, ставившиеся и прежде в стихах А. Блока, но теперь, во время империалистической войны, получившие иное разрешение. Подходя к изучению этого сложного произведения, целесообразно дать ребятам задание прочитать поэму и подумать над вопросами:

   1. В чем     смысл       работы,      которую     выполнял       герой     поэмы?
   2. Соловьиный сад┘ Присмотритесь к конкретно-предметному содержанию этого образа    и    попытайтесь     раскрыть     его   обобщенно-символический      смысл.
   3. «Заглушить рокотание моря Соловьиная песнь не вольна!» В чем глубинный смысл этих   слов?
   4. Почему герой ушел из «соловьиного сада»? Его разлюбили или он разлюбил? Или есть иная причина? Возможно ли для него возвращение в «соловьиный сад»?
   5. «Наказанье ли ждет, иль награда, Если я уклонюсь от пути?» Каким в конце поэмы оказался         ответ     на этот        вопрос?
   6. Что в поэме (проблематика, облик героя, построение, авторская позиция) непонятно? Что вызывает недоумения и вопросы?

   В начале урока идет беседа по вопросам, позволяющая обнаружить уровень первоначального восприятия произведения. Поясняем непонятные места. Ответ на шестой вопрос будет дан в процессе анализа текста. Многими учащимися содержание поэмы воспринято на конкретно-предметном уровне: герой уклонился от тяжелого труда, достиг личного счастья, но разочаровался в нем и ушел из «соловьиного сада». А его место в жизни уже занято другим. Задача последующей работы — расширить понимание и осмысление поэмы, поднять его до философского уровня.

   Личное счастье или выполнение долга — что для человека более необходимо? Какой вопрос перед ним возникает («Наказанье ли ждет, иль награда┘»)? Это вопрос нравственного выбора, т. е. выбора между добром и злом. (Но в такой плоскости он им не осмысливается.) Что человек выбирает? Право на счастье — что это? Как такое право заслужить? В чем счастье? Как его понимают разные люди? Что кому надо для счастья? Поставив перед учениками эти вопросы, даем минуту на раздумья, если есть желающие высказаться, можно их выслушать, только не позволяя уклониться в абстрактные рассуждения: материал урока — художественное произведение. Нас интересует, как эти проблемы решает поэт. Напоминаем ребятам, что, анализируя текст, мы воспользуемся сложившимся представлением о художественной системе А. Блока — о символике, ассоциативных рядах, выразительной художественной детали, расширяющих образно- смысловые границы ситуаций и картин.

   Учитель, перечитывая поэму и комментируя текст, углубляет первоначальное восприятие, раскрывает философский смысл положений и образов.

   Начало поэмы построено на резком контрасте между красотой и поэзией соловьиного сада и прозаически сниженной картиной тяжелого безрадостного труда. Немногочисленные детали точно и ясно рисуют неприглядную прозу жизни, хотя и не лишенную смысла:

        Я ломаю слоистые скалы             Донесем до железной дороги,
        В час отлива на илистом дне.       Сложим в кучу, — и к морю опять
        И таскает осел мой усталый         Нас ведут волосатые ноги,
        Их куски на мохнатой спине.        И осел начинает кричать.

    Во второй и третьей частях поэт прослеживает созревание решения войти в заколдованный сад. Вначале герой «раздумался», «замечтался», ему «все неотступнее снится Жизнь другая┘». Потом возникает сознание бесперспективности теперешнего существования:

                              И чего в этой хижине тесной
                              Я, бедняк обездоленный, жду┘

   Велик соблазн уйти от тягот жизни в соловьиный сад:

                              Не доносятся жизни проклятья
                              В этот сад, обнесенный стеной,
                              В синем сумраке белое платье
                              За решеткой мелькает резной.

    Напомним ребятам символику цвета в поэзии модернистов: белое платье — намек на возможность соприкосновения с идеалом, осуществления его, синий как бы предсказывает крушение идеала, разочарование в нем. Герой не сразу отзывается на «круженье и пенье»:

        Каждый вечер в закатном тумане                 И она меня, легкая, манит,
        Прохожу мимо этих ворот,                       И круженьем, и пеньем зовет.

   Герой порывает с прежней жизнью («хозяин блуждает влюбленный»), и для него, влюбленного, все окружающее преобразилось:

И знакомый, пустой, каменистый,
   Но сегодня — таинственный путь
 Вновь приводит к ограде тенистой,
  Убегающей в синюю муть.

   Не случайно здесь снова синий цвет — символ крушения, предательства. Слово «синий» отнесено к существительному «муть», как бы усиливающему неопределенную перспективу принятого решения. Но и перед последним шагом навстречу неизвестному будущему героя не покидают раздумья, хотя решение уже принято:

Наказанье ли ждет, иль награда,
 Если я уклонюсь от пути?

   На этот вопрос пока нет ответа. Ведь всегда результаты важного жизненного выбора становятся видны гораздо позже, когда уже ничего изменить нельзя. Но сама постановка такого вопроса заставляет подумать, что в основе поэмы не простая житейская история. Жизненные реалии (дорога, скалы, сад, тяжелый, изнурительный труд, осел-помощник) наполнены обобщенно-символическим смыслом. Это дорога жизни, ее тяготы, мечта, неприглядный быт. Поставленному в поэме вопросу и ответу на него А. Блок придает всеобщий философский смысл, потому что рано или поздно перед каждым человеком встает этот вопрос и от его решения зависит судьба и более поздние жизненные итоги. Герой поэмы «уклонился от пути» и оказался в «соловьином саду».

 Вдоль прохладной дороги, меж лилий,
Однозвучно запели ручьи,
 Сладкой песнью меня оглушили,
 Взяли душу мою соловьи.


 Чуждый край незнакомого счастья
  Мне открыли объятия те┘
   Герой упоен счастьем, он

 ┘забыл о пути каменистом,
  О товарище бедном своем.

   Но житейские тревоги, бури найдут человека, Долг напомнит о себе, и его душа пробудится от счастливого сна:

Пусть укрыла от дольнего горя                 Заглушить рокотание моря
 Утонувшая в розах стена, —                    Соловьиная песнь не вольна!

   Старшеклассники, уже ознакомившиеся на предыдущих уроках с поэтикой А. Блока, правильно воспринимают обобщенные образы-символы, наполненные                  здесь реалистическим содержанием и освещенные горячим гражданским чувством поэта. «Заглушить рокотание моря» — не только конкретный звуковой образ и картина, но и символ жизни, ее грозной стихии. Ее голос будет услышан. Да, человек рожден для жизни, полной труда, борьбы, терпения, он не может долго жить в искусственном мире Любви, Счастья, отгороженном «от дольнего горя». Неизбежно возвращение в мир Реальности, такой естественный для чуткой, ищущей души. И герой поэмы покидает любимую и «соловьиный сад», потому что выполнение человеческого и гражданского
Долга (ведь он выполнял хотя и тяжелую, грязную, изнурительную, но необходимую для людей работу) выше личного Счастья, отгороженного от жизненных бурь стеной, увитой розами. Но его все-таки ждет суровая расплата пусть и за временную измену Долгу. Эта расплата прежде всего в переживаемом героем смятенье:

 Или я заблудился в тумане?                  Нет, я помню камней очертанье,
 Или кто-нибудь шутит со мной?               Тощий куст и скалу над водой┘
                                                    Где же дом?

   Все потеряно. Место труженика, изменившего своему Долгу, занято другим. В этом и есть наказание, возмездие. Реальная жизнь, отвергнутая во имя наслаждения личным Счастьем, жестоко мстит потерей своего места в ней.

    Знакомство с этим произведением, проникновение в его философский смысл раздвигает для старшеклассников горизонты понимания сложных жизненных проблем, учит широкому философскому осмыслению нравственных категорий. С их бытовым, житейским смыслом ребята знакомы давно. Но эти понятия приобретают власть над их душами только тогда, когда они подняты на уроке до философского уровня, а от него — до эстетического.
   Когда в поэме уже многое понято, имеет смысл прочитать ее еще раз и предложить ребятам подумать над вопросами, почему повествование ведется от первого лица, почему поэт избрал семичастную композицию. Имеет смысл вспомнить и о характерных чертах жанра поэмы.

    Употребление местоимения первого лица («Я») придает произведению характер и интонацию исповеди, искреннего и чистосердечного повествования о пережитом. Давно известен многозначительный, магический смысл цифры «7»: семь цветов радуги, семь нот, семь дней недели. Это отражено и в народном творчестве: пословицы «Семи пядей во лбу», «Семь бед — один ответ» и т. д. Относительно жанра можно напомнить ученикам, что поэма — жанр, воспевающий, приподнимающий героя, а вместе с ним и его характер, его мироощущение над обыденностью, сообщая ему универсально-философский
масштаб. Комментируем эпиграф к уроку.
   Задание: 1) перечитать поэму «Соловьиный сад», 2) прочитать о ней страницы 172— 173 учебника, 3) прочитать поэму «Двенадцать», 4) попробовать отыскать в ней ассоциативно-символические образы и раскрыть их смысл, словом, использовать свои знания о поэтике А. Блока в осмыслении образной системы и композиционного строя поэмы.

   Седьмой урок. «Слушайте Революцию». Поэма «Двенадцать».

 Стоит над миром столб огня,
 И в каждом сердце, в мысли
 каждой —
 Свой произвол и свой закон┘
 Над всей Европою дракон,
Разинув пасть, томится
 жаждой..
  Кто нанесет ему удар?..
Не ведаем: над нашим станом,
Как встарь, повита даль
туманом,
И пахнет гарью. Там — Пожар.
 А. Блок. «Народ и поэт», 1911.

Пролог поэмы «Возмездие»

   Эпиграф к уроку, как и во всех предыдущих случаях, — отправная точка работы над образной тканью произведения. В нем сфокусированы основные аспекты решения поставленных в произведении проблем. Но нашим выбором именно этого текста для эпиграфа мы хотели подчеркнуть провидческий характер поэзии А. Блока 10-х годов.
Художник предчувствовал грядущие социальные потрясения и катастрофы мирового масштаба, предвидел их трагические последствия. Под таким углом зрения рассматривается поэма «Двенадцать».

   Заканчивая работу над этим произведением, учитель снова возвратится к эпиграфу,образы-символы, образы-намеки которого наполнятся для ребят конкретным содержанием.

   Перед началом работы над поэмой «Двенадцать» целесообразно спросить ребят, каково общее впечатление, какие места непонятны или трудны, чтобы учитель в своем объяснении и комментировании текста не упустил то, что им неясно.

   На наш взгляд, ключевыми для понимания этого сложного произведения являютсявопросы жанра, стиля и композиции, вопрос о главном герое.

   Жанр. «Двенадцать» — эпическая поэма, в которой мы находим живые, движущиеся, озвученные картины реальности, поданные в ключе картинок с натуры. Чтобы своеобразие эпичности в этом произведении школьникам было понятнее, напомним для сравнения, что «Соловьиный сад» — лирическая поэма с элементами эпического изображения (сквозной сюжет, связанный с одним героем, конкретно-реалистические детали, хотя и приобретающие символический смысл). В ней герой, от имени которого ведется лирический рассказ, — повествователь с развитием его переживаний, его нравственным выбором, жизненным итогом. Лирически-исповедальный сюжет, при всей его внешней строгости, сообщает поэме лирически взволнованный характер. Изысканно- возвышенная тональность стиля помогает ощутить философскую глубину внешне незамысловатого сюжета, сложность мироощущения лирического героя.

   В «Двенадцати» калейдоскопически сменяющиеся картины-главки, каждая из которых выглядит как моментальный снимок, складываются в масштабную панораму. Это эпос революции. Ребята могут обнаружить в поэме и лирическую струю: она в начальной картине-пейзаже, в заключительных строфах.

    Композиция и стиль. На первый взгляд поэма «Двенадцать» может показаться очень пестрой, составленной из разнородных по тональности и ритму зарисовок. В ней нет такого стилевого единообразия, которое мы видели в поэме «Соловьиный сад» или даже в циклах «На поле Куликовом» и «Кармен». Здесь цельность и единство создаются на иной основе. В поэме воплощена стихия революции, передано новое мировосприятие человека улицы, ощутившего безграничную свободу, — свободу от всего, что связано с прежней жизнью. Стилистически это реализовано поэтом путем введения разговорно-песенной интонации, частушечных ритмов, просторечно-огрубленной лексики.

   В то же время устоявшиеся черты поэтики А. Блока, знакомые по ранее изученным произведениям, ребята тоже обнаружат без особого труда.

   Можно здесь, говоря о стиле поэмы, предложить им вопросы (можно дать их и в предварительном задании):

   1. Какие образы-символы вы заметили в поэме «Двенадцать»? (Ветер, вьюга, флаг,белый              снег,          пес            безродный           и             др.)
   2. Какие многозначные художественные детали, символические фигуры или ситуации, намеки обратили на себя ваше внимание? (Например, «Хлеба! Что впереди? Проходи!», «буржуй          на перекрестке»,       «барыня        в каракуле»      и          др.)
   3. В каких главах вы услышали песенные или частушечные ритмы? (Гл. 3, 4 — подражание частушке; гл. 8 — народно-песенные ритмы; гл. 9 — начало популярной песни;                    ритм                    марша —                   гл. 2, 11.)
   4. Почему так часто в тексте встречается звукоподражание выстрелу? Когда и почемустреляют? (Гл. 2, 6, 12.)

    Главный герой. Кто он в поэме? Двенадцать красногвардейцев? Или кто-то еще? Это важный вопрос, потому что в личности главного героя и отношении к нему автора просматривается сумма авторских оценок всех ситуаций и характеров, авторская концепция жизни. В лирическом произведении оценки выражаются непосредственно, а в эпическом они растворены в самих картинах и отношениях героев и автора к ним. В эпическом произведении (прозаическом или стихотворном) всегда наличествует повествователь-рассказчик. Все изображенное увидено его глазами, отобрано его взглядом.

    В эпической поэме «Двенадцать», кроме двенадцати красногвардейцев, Петьки с Катькой, есть еще повествователь-рассказчик. Это сквозной образ. Это он видит ночной заснеженный город, по которому идут 12 человек (патруль). Это он увидел и плакат об Учредительном собрании, и старушку, и буржуя, и всех остальных героев первой главы. Это он услышал крики, выстрелы, погоню за Ванькой, потом разговор Петрухи со своими товарищами, его исповедь. Так кто же этот герой? Это тот, кого революция освободила. От чего? Ему кажется, как и двенадцати красногвардейцам, от всего, что угнетало и стесняло, в том числе и от креста (поговорка «Креста на тебе нет» означала упрек в отсутствии совести). Отменены все старые заповеди («свобода, свобода, Эх, эх, без креста!»), в том числе и «не убий», «не укради». Убийство Катьки не очень печалит красногвардейцев, а Петька переживает, потому что любил Катьку. Когда он «повеселел»,
то вместе со всеми говорит:

           Эх, эх!                                     Запирайте етажи,
        Позабавиться не грех!                          Нынче будут грабежи!
 Отмыкайте погреба —
  Гуляет нынче голытьба!

   Продолжение этого настроения находим в 8 главе, где в один ряд поставлены «скука скучная, смертная» и желание провести «времячко», а затем — «Ужь я семячки полущу, полущу┘ Ужь я ножичком полосну, полосну!.. Ты лети, буржуй, воробышком! Выпью кровушку За зазнобушку, Чернобровушку┘»

    Вот так воспринимает революционные события человек улицы, ощутивший безграничность свободы, когда все позволено, и в то же время чувствующий
враждебность окружающего, но уже побежденного мира. Потому нет ненависти в зарисовках первой главы, а только ирония, насмешка, часто уничтожающая
(«писатель — Вития», «Товарищ поп»), звучит в них по адресу Учредительного собрания, и барыни, и буржуя, и писателя, и попа. От ощущения свершившегося справедливого переворота идет и настроение бесшабашности, упоение свободой, характерное для городской голытьбы:

И больше нет городового —
Гуляй, ребята, без вина!

   Революция свершилась в городе, а средоточие старой, старозаветной России красногвардейцы видят в деревне. Отсюда — война деревне:

Товарищ, винтовку держи, не трусь!                                 В кондовэю,
 Пальнем-ка пулей в Святую Русь —                                   В избянэю,
                                                                           В толстозадую!

   Обратим внимание ребят на то, что обращение «товарищ», принятое в среде городских рабочих, встречается в поэме много раз (гл. 1, 2, 6, 7), «наши ребята» (гл. 3), в гл. 11 «Вперед, рабочий народ!».

   Начиная со второй главы, звучит мотив бдительности:

 Революцьонный держите шаг!
 Неугомонный не дремлет враг! (Гл. 2, 6, 10, 11.)

   Интересно, вслед за каким текстом поставлены эти строки и что идет за ними. Во 2 главе за ними — процитированные выше строки о деревне, в 6 главе они — после убийства Катьки, в 10 — как упрек Петьке за его несознательность, в 11 — «Вот — проснется Лютый враг┘». Получается, что первыми жертвами бдительности уже оказались или окажутся свои, совсем не буржуи.

   В литературоведении нет единого мнения о том, кто же главный герой поэмы. Одни считают, что это стихия революции, другие называют двенадцать красногвардейцев, третьи указывают на повествователя4. Вероятно, все правы, но вернее, на наш взгляд, эти точки зрения совместить, особо выделив повествователя. В этом случае все в этом сложном произведении становится понятнее. Собственно говоря, личностным воплощением стихии революции и выступают двенадцать и рассказчик-повествователь,присоединяющийся к ним. При этом стихии все время пытается противостоять организованное начало.

   Возникает вопрос, как у поэта-символиста, утонченного лирика, мог появиться такой герой, олицетворяющий городские низы, голытьбу? Стоит вспомнить в этой связи, что социальные мотивы в поэзии А. Блока появились еще в 1903—1905 годах, в канун первой русской революции («Фабрика», «Поднимались из тьмы погребов┘», «Барка жизни встала┘», «Сытые», «Шли на приступ. Прямо в грудь┘» и др.). В последующие годы поэт все более осознавал свою кровную связь с Россией, всматривался в лицо Руси, предчувствуя ее тяжкие испытания.

   Лирический герой поэта прошел путь интеллигента-индивидуалиста, погруженного в мир личных переживаний, к интеллигенту с осознанной гражданской и патриотической позицией, позднее — к приветствовавшему очистительную бурю-революцию. Это ярко выражено в его статье «Интеллигенция и революция».

   Так что чувства и переживания городских низов в дни революции были понятны и отчасти близки поэту. Но в «Двенадцати» мы видим также тонкую психологическую и социально-политическую мотивировку настроений и поведения красногвардейцев. Любовная история, ревность и расправа с изменившей Катькой — незначительный эпизод для них. Человеческая жизнь в их глазах особой цены не имеет («Лежи ты, падаль, на снегу!»). Им важнее, чтобы Петька остался с ними. Утешая его, они напоминают о долге, о бдительности:

 Шаг держи революцьонный!
 Близок враг неугомонный!

    Символика поэмы. Символические образы ветра, вьюги (гл. 1, 10—12) на фоне черного вечера (гл. 1), черного неба — тоже символы — придают разыгравшейся буре- революции едва ли не всемирный характер. «Кругом огни, огни, огни┘» Это огни революции. Но в 10 гл. читаем о том, что за вьюгой «Не видать совсем друг друга за четыре за шага!». Не только потому, что вьюга слепит. Дело в том, что идущие двенадцать не видят вперед дальше четырех шагов. Это ли не символ! Он многое объясняет в последующих событиях революции.

   Один из сквозных символов в поэме — «старый мир, как пес безродный», «пес паршивый», «пес голодный», «скалит зубы», «не отстает» от красногвардейцев. Ясно, что это символ огромной обобщающей силы. Психология и нравы старого мира потом будутназваны «родимыми пятнами капитализма».
   Читая на уроке поэму «Двенадцать», комментируя текст, учитель обратит внимание ребят на некоторые символические детали, уточняющие общую картину и отношение автора к изображаемым героям и ситуациям. Так, глава первая — как бы пролог, начальные аккорды произведения, где пафосно заявлен масштаб событий. Их фон —

Черный вечер.              На ногах не стоит человек.
Белый снег.                    Ветер, ветер! —
Ветер, ветер!              На всем божьем свете!

   Так воспринимает события рассказчик. Все герои этой главы, как уже говорилось, вызывают у него презрительную усмешку. Лишь к бродяге у него теплое чувство: «Эй, бедняга! Подходи — Поцелуемся┘» Это в честь праздника революции, как в первый день Пасхи. И дальше клич голодных: «Хлеба!» И вопрос: «Что впереди?» — о перспективах революции. Но ответа нет: «Проходи!» Никто ответа не знает, во всяком случае, улица. Лишь потом (гл. 3) возникает как частушка напев:

Мы на горе всем буржуям
 Мировой пожар раздуем┘
 Но  Мировой пожар в крови┘

Назад   1  2  3  4  5  6  7   9  10 11   Далее                 

Назад

Каникулярные программы Президентской школы Вступительного взноса нет Ломоносовский детский сад